Ядерный шантаж удался: Вашингтон вынужден будет вступить в переговоры с северокорейским диктатором

2














Вашингтон вынужден будет вступить в переговоры и пойти на уступки в обмен на обязательство Пхеньяна «заморозить» какие-то аспекты своей ракетно-ядерной программы.

Всерьез воевать руководство КНДР вправду не хочет. Они создали ракетно-ядерное оружие для «сдерживания» (шантажа), чтобы их кормили, снабжали, гарантировали безопасность режима и несли инвестиции, а Пхеньян будет капризничать и постоянно нарушать обязательства, пишет военный эксперт Павел Фельгенгауэр для «Новой Газеты».

Уже лет тридцать продолжаются усилия КНДР по созданию собственного ракетно-ядерного потенциала, и все как-то привыкли, что Пхеньян регулярно грозит сжечь ядерным огнем то Вашингтон, то войска США в Восточной Азии или принадлежащий США тихоокеанский остров Гуам.

Но угрозы остаются угрозами, северокорейские ракеты то падают в море, то взрываются в воздухе, а испытанные под землей ядерные устройства оказываются сравнительно маломощными. Все эти годы российский Генштаб старательно занижал северокорейскую ракетно-ядерную угрозу, исходя из того, что их ракеты не нацелены на Россию, что они ненадежны, и «корейцы не идиоты, чтобы их реально применять».

Сегодня ситуация изменилась кардинально: в КНДР после многолетних усилий наладили производство сравнительно надежных многоступенчатых баллистических ракет средней и большей дальности: «Хвасон-10» с предполагаемой дальностью в 2,5–4 тыс. км, «Хвасон-12» с дальностью в 4–6 тыс. (была запущена 29 августа, пролетела 2700 км над Японским морем и над Хоккайдо и упала в океан). Есть также испытанная пока на сравнительно небольшую дальность, предположительно межконтинентальная ракета (МБР) «Хвасон-14». Корейцы также отрабатывают способность боеголовок новых ракет, не разрушаясь, входить в плотные слои атмосферы. 

Началась эта ракетно-ядерная история в восьмидесятые: в КНДР скопировали и наладили серийное производство советской одноступенчатой оперативно-тактической ракеты Р-17 (известной на Западе как Scud-B). Дальность исходного Scud-B (300 км) корейцы увеличили до 500–700 км, удлинив ракету и уменьшив забрасываемый вес (вариант Scud-C). Корейские баллистические ракеты практически сразу были проданы на Ближний Восток и использовались для обстрела городов во время ирако-иранской войны. В 1991-м Саддам Хусейн обстреливал Scud-С Тель-Авив и Саудовскую Аравию, перебив немало народу. В девяностые корейцы «спаяли» в один блок 4 ракеты Scud-B с четырьмя сравнительно маломощными ракетными двигателями РД-21, и получилась ракета «Нодон» с радиусом до 1500 км и отделяемой боеголовкой в 1 тонну. «Нодон» корейцы сразу продали в Иран, где помогли наладить ее производство под именем «Шахаб-3» (накрывает весь Израиль, юг России и достает до Балкан).

Но попытка делать на основе той же технологии многоступенчатые МБР «Тэпходон-1» и «Тэпходон-2» с треском провалилась — нужны были другие намного более мощные двигатели. Эту проблему окончательно решили в этом году — в КНДР наладили производство аналога советского РД-250, который был в шестидесятые разработан для тяжелой советской МБР Р-36, известной на Западе как «Сатана». Гептиловые РД системы академика Валентина Глушко надежны и эффективны, и хоть сам гептил страшно ядовит и канцерогенен, в КНР и в РФ его продолжают массово использовать для военных и гражданско-коммерческих целей.

Похоже, что именно на аналоге глушковского РД-250 полетели нынешнее ракеты семейства «Хвасон». То, как корейцы одним рывком перескочили от РД-21 к РД-250, указывает на то, что технологические решения и образцы для копирования они добыли где-то в бывшем СССР. Москва и Киев тычут пальцем друг в друга, источником утечки мог быть и Казахстан, где были развернуты Р-36 и где их многократно запускали из Тюратама, что теперь, впрочем, неважно — и двигатели, и ракеты, и гептил корейцы производят теперь сами.

Остался, кажется, один шаг, и Пхеньян добьется искомого — Вашингтон вынужден будет вступить с КНДР в режим так называемого «ядерного сдерживания», когда обе стороны способны нанести друг другу неприемлемый ущерб, и потому должны всеми силами избегать прямого военного столкновения. Вашингтон вынужден будет вступить в переговоры и пойти на уступки в обмен на обязательство Пхеньяна «заморозить» какие-то аспекты своей ракетно-ядерной программы. Всерьез воевать руководство КНДР вправду не хочет.

Они создали ракетно-ядерное оружие для «сдерживания» (шантажа), чтобы их кормили, снабжали, гарантировали безопасность режима и несли инвестиции, а Пхеньян будет капризничать и постоянно нарушать обязательства.

Москва, соглашаясь с тем, что КНДР нарушила требования многих резолюций ООН, категорически возражает против любых новых санкций: надо, мол, садиться за стол переговоров и решать вопрос исключительно мирными средствами, не загоняя корейцев в угол. Пхеньян, собственно, хочет того же. Москва, похоже, была готова наложить вето в Совбезе ООН на предложенную США резолюцию №2371 с новым суровым пакетом санкций. Российские дипломаты ее довольно резко критиковали, но получили инструкцию голосовать «за» 5 августа, поскольку в Пекине так решили. В условиях нарастающей конфронтации с США и с Западом в целом Москва не может себе позволить разногласий с единственным оставшимся стратегическим партнером и вынужденно следует в корейском вопросе за китайским кораблем.

Источник

Натисніть на стрілку що б перейти до наступної сторінки

Загрузка...

Оставить комментарий